Юрий Лебедев: «Моя цель на следующие 10–15 лет, как это ни парадоксально, в том, чтобы лаборатория как целое перестала существовать»

Текст создан в рамках проекта «Завлабы»: редакция PCR.news задает вопросы руководителям лабораторий, отделов и научных групп. Что бы вы сделали, если бы были всемогущи? Как должен выглядеть идеальный мир через 50 лет? Что вам не дает покоя? Какому главному правилу вы можете научить начинающих исследователей? И так далее.

Азарт, он всегда должен быть. Без него в науке просто нечего делать. Если нет неуемного, горячего желания узнать то, что до тебя никто не знал, то и результатов никаких не будет. Что касается гордости, то последнее время я ее испытываю не за какой-то определенный научный результат, а за моих учеников. За то, что они развиваются даже больше, чем я задумывал, и начинают превосходить меня — и по количеству идей, и по количеству воплощенных результатов. Так, одно из последних достижений принадлежит моему аспиранту, теперь уже кандидату наук, Михаилу Погорелому. В журнале PNAS, вышла статья с его первым авторством, где он показал, что у однояйцевых близнецов после противовирусной вакцинации развиваются абсолютно индивидуальные изменения в иммунной системе. То есть каждый из однояйцевых близнецов имеет свой иммунитет. А еще в статье показано, что некоторые уникальные для организма клетки иммунной системы образуются еще до рождения и живут очень долго. Несколько тысяч таких одинаковых защитных Т-клеток, которые образовались еще в пренатальном периоде Михаил нашел у близнецовых пар спустя 30 лет после рождения. Такого еще никто не видел.

Если говорить о событиях за последний год, то впечатлило выступление академика Сергея Артуровича Недоспасова, зав. кафедрой иммунологии МГУ. В своей лекции он дал сводку, в которой показал, что наибольшее число нобелевских лауреатов, в какой бы номинации они не получили премию, занимались теми или иными вопросами иммунологии.

Современная молекулярная иммунология — это постоянная непрерывающаяся цепочка открытий. Все увеличивающееся количество прорывных междисциплинарных исследований — в биологии вообще и в иммунологии в частности — это тенденция последнего десятилетия.

Хотелось бы, чтобы научными исследованиями занималось все больше молодых людей с горящими глазами. Чтобы их ближайшие жизненные планы состояли не в отъезде в могучую зарубежную лабораторию, а в получении интересных научных результатов у себя дома. Это, конечно, не исключает зарубежные поездки и совместные работы, а подразумевает непрекращающееся повышение научной квалификации, начиная с первых курсов обучения в вузах. Чтобы так было, необходима, про что неоднократно говорил недавно скончавшийся академик Жорес Алферов, востребованность научных результатов — и не только промышленностью, не только здравоохранением, а всем социумом, всем российским населением. Нужно найти возможность реализации: найденные в лаборатории эффект, явление, закономерность переложить в практическую повседневную жизнь.

Количество публикаций на научного сотрудника — это не та цель, к которой стоит стремиться. Сейчас эту цель нам рекомендует ставить министерство образования и науки: как можно большее количество статей, написание бесчисленных отчетов. Но я бы перевел конкуренцию из наукометрических показателей в конкуренцию содержания научных исследований. Нужна конкуренция идей. Чем больше будет разных идей и споров между их энтузиастами, тем быстрее будет развиваться и научное мышление, и самые разные области науки.

Сейчас мои личные цели в большей степени педагогического характера. Мне очень нравится, как растут молодые ученые, приходящие в нашу лабораторию. И поэтому, наверное, моя цель на следующие 10–15 лет, как это ни парадоксально, в том, чтобы лаборатория как целое перестала существовать. Чтобы сформировались хорошие точки роста. И такое происходит на моих глазах, чему я очень рад. Точки роста формируются из двух-трех-четырех человек, которые уже не через 15, а, я надеюсь, через пять лет разовьются в самостоятельные лаборатории со своими связями — международными и внутрироссийскими, со своими темами, проектами и, в общем-то, со своими интересами.

Я не знаю, что такое идеальный мир. Что мне не нравится, и я надеюсь, что этого не случится, это успокоенность и отсутствие развития, движения. Идеальный мир и в ближайшем, и в отдаленном будущем — это открытая система. Вопрос не в том, чтобы все было хорошо, а в том, чтобы на самые разные, иногда даже непредсказуемые, внешние воздействия была адекватная реакция, позволяющая сохранять: личности — личность, научному сотруднику — интерес к исследованиям, лаборатории — продуктивность в получении новых знаний и их применении на практике. Точку поставить нельзя. Каждый новый шажок — это ответ на — есть такое клише — на «новые вызовы».

Очень серьезные изменения происходят в области терапии детских лейкозов. Это вид рака, который, пожалуй, в самом ближайшем будущем человеку удастся победить. Там остаются еще проблемы, но есть ультрасовременные и очень мощные терапевтические подходы. Если коротко, они состоят в том, что испортившаяся собственная система кроветворения быстро и по возможности не очень болезненно уничтожается в самом организме. Затем какое-то время маленький пациент пользуется иммунной системой и системой кроветворения от донора — после трансплантации костного мозга или переливания гемопоэтических стволовых клеток. И после этого его собственные система кроветворения и иммунная система могут восстановиться. В этот период очень важно оградить его от всех патогенов, как окружающих, так и внутренних. Имеется в виду носительство таких вирусов как цитомегаловирус, вирусы герпеса, которое иногда возникает еще до рождения. Мы довольно плотно сотрудничаем, и, надеюсь, не бесполезно для докторов, с Детским онкогематологическим центром им. Димы Рогачева. И сейчас мы с клиницистами разрабатываем способ, как защитить пациента от этих внутренних инфекций.

Есть ли какое-то главное правило, которое я для себя вывел? Два правила, если можно. Первое — не надо ничего бояться. Не надо загонять себя в искусственные рамки, не надо придумывать себе ни иллюзорных идеалов, ни беспочвенных иррациональных страхов. Все равно, перед чем или перед кем. А второе — нужно всегда понимать, что нового ты хочешь показать, для чего ты этим занимаешься. И отличать реальное достижение от мнимого.

Добавить в избранное

Комментарии

Вам будет интересно