Тенофовир алафенамид повышает риск ожирения у людей с ВИЧ

Препараты на основе тенофовира считаются антиретровирусной терапией первой линии для ВИЧ-инфицированных людей. Тенофовир алафенамид (TAF) безопаснее для почек и костей, чем тенофовир дизопроксил фумарат (TDF), однако существуют опасения, что первый вызывает метаболические осложнения. Ученые из Швейцарии исследовали когорту из 4 375 индивидов с ВИЧ, изначально принимавших TDF. 3484 из них перешли на TAF и 891 продолжили TDF. У индивидов, перешедших на TAF, наблюдалось более выраженное увеличение веса. Ожирение развилось у 13,8% людей из группы TAF против 8,4% в группе TDF. Кроме того, в группе TAF регистрировалось повышение уровней липидов в крови. Авторы считают, что назначение TAF или TDF должно учитывать индивидуальные характеристики пациента и сопровождаться регулярной оценкой кардиометаболических рисков. Работа опубликована в Annals of Internal Medicine.

Добавить в избранное

Вам будет интересно

31.01.2024
792
0

Голодание помогает подавить воспалительные процессы, и возможный механизм этого явления описали авторы статьи в журнале Cell Reports. Они провели исследование на добровольцах и показали, что при голодании в крови снижается уровень интерлейкина 1β (IL-1β), а количество арахидоновой кислоты, напротив, возрастает.

В ходе исследования 21 испытуемый принимал порцию пищи в 500 ккал, затем голодал в течение 24 часов, после чего принимал еще одну порцию пищи. Анализ мононуклеарных клеток периферической крови показал, что через три часа после приема пищи уровень IL-1β повышался. При этом уровень арахидоновой кислоты был повышен во время голодания, но снижался после приема пищи. Когда авторы работы провели опыты на макрофагах, они обнаружили, что арахидоновая кислота дозозависимо ингибирует NLRP3-инфламмасому и снижает выработку IL-1β, которая происходит при ее активации. Это соединение способно выполнять как провоспалительную, как и противовоспалительную функцию. Дальнейшее исследование показало: арахидоновая кислота ингибирует активность фосфолипазы C, что, в свою очередь, снижает активацию протеинкиназ, включая JNK, и препятствует активации инфламмасомы.

Полученные данные демонстрируют, что арахидоновая кислота служит важным физиологическим регулятором NLRP3-инфламмасомы, и объясняют, почему голодание способно уменьшить системное воспаление.

23.01.2024
695
0

Около 425 млн человек в мире страдают диабетом, и примерно 75 млн ежедневно вводят себе инсулин с помощью шприца или помпы. В начале января журнал Nature Nanotechnology опубликовал результаты испытания перорального препарата инсулина на нематодах, мышиных и крысиных моделях диабета, а также на здоровых бабуинах.

Препарат разработали исследователи из Сиднейского университета и Сиднейского медицинского округа в сотрудничестве с коллегами из Университета Тромсё (Норвегия). Молекулы инсулина связаны с квантовыми точками сульфида серебра и защищены от расщепления в ЖКТ оболочкой из сополимера хитозана и глюкозы. Наночастицы всасываются в двенадцатиперстной кишке, разрушаются только ферментами печени и только при высоком уровне сахара в крови. Таким образом, инсулин высвобождается в печени, поступает в кровь и направляется к другим органам и тканям.

Пероральная форма не только удобна для пациента, но и безопасна. Процесс усвоения инсулина подобен физиологическому, когда он вырабатывается в поджелудочной железе и проходит через печень, откуда в нужном количестве поступает в кровь. При этом менее вероятны гипогликемия или переизбыток инсулина в жировой ткани, способствующий увеличению веса, чем при инъекционном введении.

«Испытания на людях начнутся в 2025 году под руководством компании-спинаута Endo Axiom», — говорит Николас Хант из Сиднейского университета, первый автор статьи. «После первой фазы мы узнаем, что [препарат] безопасен для людей, и во второй фазе будем исследовать, как он может заменить инъекции пациентам с диабетом». Исследователи надеются, что пероральный инсулин будет готов к выходу на рынок через два-три года.

Нобелевская премия по химии 2023 года присуждена «за открытие и синтез квантовых точек».

21.12.2023
827
0

Ожирение наносит вред организму, при этом организм всеми силами сопротивляется потере веса: этому препятствует физиология кишечника, гормоны и мозг. Тем не менее, эти препятствия можно обойти. В последнее время приобрела популярность диета, при которой период голодания сменяется периодом нормального питания, ее эффективность уже была показана. Китайские ученые посмотрели, что происходит при этом в кишечнике и мозге худеющих.

В исследовании участвовали 25 добровольцев со средним возрастом 27 лет и ИМТ 28–45. На первом этапе участники питались, как привыкли, чтобы вычислить базовый уровень потребления энергии. Затем в течение 32 дней дни нормального питания чередовались днями строгого ограничения калорий (до четверти от базового уровня). На последнем этапе дни нормального питания снова чередовались днями ограничения калорий, но оно было не таким строгим — участникам давали список рекомендованных продуктов, если ему следовать, то женщины получали 500 калорий в день, а мужчины — 600. Этот этап длился 30 дней. К концу исследования участники похудели в среднем на 7,6 кг (7,8%). При этом у них снизилось давление, уровень глюкозы в крови натощак и холестерина, а также активность ферментов печени.

Функциональная МРТ показала, что в результате диеты снизилась активность областей мозга, вовлеченных в регуляцию аппетита и формирование зависимости. В кишечнике увеличилась доля Faecalibacterium prausnitzii, Parabacteroides distasonis и Bacterokles uniformis и снизилась доля Escherichia coli. Анализ показал, что содержание E. coli, Coprococcus comes и Eubacterium hallii отрицательно связано с активностью левого глазничного участка нижней лобной извилины, играющего ключевую роль в исполнительной функции, включая волю к потере веса. Наоборот, содержание P. distasonis и Flavonifractor plautii в кишечнике положительно коррелирует с активностью областей мозга, связанных со вниманием, эмоциями и обучением. Авторы делают выводы, что изменения в мозге и микробиоме во время похудения связаны или потому, что одно вызывает другое, или из-за наличия общей причины. Раскрытие механизма их связи — задача последующих работ.

15.12.2023
990
0

Один из основных рисков, связанных с употреблением спиртного родителями, — фетальный алкогольный синдром (ФАС). Для него характерны неврологические нарушения, аномальные черты лица, низкий вес при рождении. Команда Майкла Голдинга из Техасского университета в экспериментах на мышах исследовала, насколько продолжительно влияние алкоголя на сперму.

Ранее исследователи показали, что у потомства самцов мышей, потребляющих алкоголь, возникают дефекты развития черепа, меняется гомеостаз глюкозы. Влияния на плодовитость самцов они не зафиксировали, но успешность экстракорпорального оплодотворения снизилась. Потребление алкоголя изменяет регуляцию путей окислительного стресса в сперме (в частности, повышается содержание микроРНК miR-30а и снижается уровень miR 142, что благоприятствует активации NRF2-управляемых генетических путей). Ученые предположили, что воздержание от алкоголя сгладит эпигенетические нарушения в сперматозоидах мышей, однако они сохранялись и через месяц. Также оставалась измененной функция митохондрий в теле придатка яичка (фактор, связанный с репродуктивным потенциалом). Причиной может быть продолжающийся окислительный стресс на фоне абстиненции. Следовательно, воздействие алкоголя на мужской организм намного длительнее, чем считалось.

Майкл Голдинг отметил, что для абстиненции не обязательно употребление алкоголя в дозах, которые считаются большими. «В моделях, которые мы используем, даже употребление трех-четырех бутылок пива после работы несколько дней в неделю может вызвать абстиненцию, когда такое поведение прекращается». Пары, планирующие беременность, должны знать, за какое время следует отказаться от спиртного. Для этого нужны дополнительные исследования, а пока что Голдинг оценивает это время для отцов в три месяца: «Мы знаем, что сперма вырабатывается в течение 60 дней, а процесс ее вывода занимает не менее одного месяца».

18.10.2023
1087
0

Умеренная депривация сна индуцирует в клетках сосудистого эндотелия окислительный стресс, сообщается в статье американских ученых. Чтобы это выяснить, авторы работы исследовали сосуды у женщин, подверженных хроническому недостатку сна. Такой выбор испытуемых мотивирован тем, что именно женщины статистически чаще недосыпают, а также у них выше риск сердечно-сосудистых заболеваний.

В исследование включили 51 участницу. После прохождения двухнедельного обследования, нужного для того, чтобы подтвердить достаточную (7–9 часов в сутки) продолжительность сна, испытуемые были разделены на две группы. В одной из групп привычное время сна сократили на 1,5 часа за счет более позднего отхода ко сну, другая служила контролем. Через шесть недель ученые собрали у всех участниц клетки сосудистого эндотелия вен с помощью малоинвазивных методик. Для измерения уровня окислительного стресса авторы работы использовали редокс-чувствительный флуорогенный зонд. Оказалось, что после шести недель ограничения сна уровень окислительного стресса в клетках сосудистого эндотелия возрос на 78% по сравнению с исходным, тогда как в контрольной группе он оставался прежним.

Также исследователи обнаружили, что белок Nrf2 — один из ключевых участников защиты клетки от редокс-стресса — не менял свою локализацию в клетках сосудистого эндотелия. Вместе с тем на клеточных культурах было показано, что в таких условиях он транслоцируется в ядро, чтобы обеспечить ответ клетки на окислительный стресс. Из этого следует, что при недостатке сна в клетках эндотелия сосудов не только развивается окислительный стресс, но и нарушаются антиоксидантные реакции — это может быть одной из причин повышенного риска сердечно-сосудистых заболеваний при хроническом недосыпе.