История Рима от генетиков

Исследование геномов жителей Рима от мезолита до современности показало, как менялся их генетический профиль, отражая изменение политического статуса Рима и его контакты с другими регионами. Разнообразие, сохранявшееся в разные периоды, начиная с античности, демонстрирует роль Рима как генетического перекрестка между Средиземноморьем и Европой.

Credit:
Andrey Yurlov | Shutterstock.com

История Древнего Рима изучается давно и детально. Тем не менее в ней остаются вопросы, на которые может ответить лишь генетика, например, откуда происходили жители этого региона в разные временные периоды — в том числе и до основания Рима. Это стало предметом исследования большой команды генетиков под руководством специалистов Стэнфордского университета. Статья с результатами их работы опубликована в Science.

Ученые исследовали 127 древних геномов из останков, найденных на территории Рима и его окрестностей (29 археологических сайтов), погрузившись на глубину 12 тысяч лет. Изученные индивиды относились к следующим периодам: мезолит, неолит, медный век, бронзовый век, железный век, Римская республика, Римская империя, поздняя античность и средние века. Современный период представляли геномные данные 50 итальянцев, опубликованные в другой работе.

ДНК извлекали из каменистой части височной кости черепа; ядерный геном секвенировали со средним покрытием 1,05х. Результаты анализировали в сравнении с опубликованными данными по древним и современным геномам других регионов, используя анализ главных компонент (РСА), анализ предковых компонентов ADMIXTURE, f-статистику, моделирование генетического смешения qpAdm и другие методы.

Самые древние индивиды — три мезолитических охотника-собирателя (10–7 тыс. лет до н.э.) в генетическом пространстве примкнули к западноевропейским охотникам-собирателям. Неолитические земледельцы из Центральной Италии (7–6 тыс. лет до н.э.) оказались генетически близки к земледельцам из Анатолии. Анализ ADMIXTURE выявил у них также генетические компоненты иранских неолитических земледельцев и кавказских охотников-собирателей. В течение позднего неолита и медного века, как и везде в Европе, у жителей Центральной Италии наблюдается увеличение генетического компонента западных охотников-собирателей, по-видимому, из-за смешения с их сохранившимися локальными популяциями. В бронзовом веке, между 2900 и 900 гг. до н.э., когда увеличивается мобильность населения и в Европу перемещаются группы степных кочевников из причерноморско-каспийских степей, у жителей Центральной Италии, как и у других европейцев, появляется степной генетический компонент. Все это было еще до появления Рима.

В раннем железном веке Рим возникает как небольшой город на Тибре, на территории, населенной этрусками и италийцами. Из археологии известны его контакты с финикийскими и пуническими колониями. Железный век в работе генетиков был представлен 11 индивидами (900–200 гг. до н.э.), их геномы хранят следы миграций: из причерноморско-каспийских степей, с Ближнего Востока, из Северной Африки.

После Римской республики (509–27 гг. до н.э.) начинается период Римской империи (27 г. до н.э. – 300 г. н.э.) которая охватывает все Средиземноморье и распространяется на три окружающих части света — Европу, Азию и Африку. В геномах индивидов периода Римской империи происходит ярко выраженный сдвиг к Восточному Средиземноморью (Греция, Кипр, Анатолия) и к Ближнему Востоку. Сорок восемь геномов, относящихся к этой эпохе, авторы разделили на кластеры по сходству гаплотипов с другими популяциями (анализ ChromoPainter). Только два индивида по этому признаку оказались близки к Западной Европе, 31 — к Восточному Средиземноморью, 13 — к Ближнему Востоку, а еще два — к Северной Африке. По сравнению с предыдущими периодами генетическое разнообразие населения увеличивается.

«Рим этого времени был похож на Нью-Йорк по концентрации людей разного происхождения, живущих вместе», — говорит Гвидо Барбуяни, популяционный генетик из Университета Феррара (Италия), не участвовавший в работе. История подтверждает, что Рим периода империи был полиэтническим и многоязыким, причем среди мигрантов преобладали люди восточного происхождения. Генетический поток из Западной Европы был гораздо меньшим.

Период поздней античности (300–700 гг. н.э.) характеризуется распадом Римской империи на Западную и Восточную со столицей в Константинополе. И если раньше все торговые пути вели в Рим, то теперь большая их часть ведет в Константинополь. Контакты Рима с Восточным Средиземноморьем и Ближним Востоком уменьшаются. В Рим увеличивается поток населения из Западной Европы — нашествие «варваров», и в то же время его население сокращается из-за войн и эпидемий. Генетически это проявляется в том, что у римлян этого периода снижается вклад Восточного Средиземноморья и Ближнего Востока и увеличивается вклад Западной Европы.

В Средние века (начиная с 700 г. н.э.) Рим становится центром Священной Римской империи, объединяющей государства Центральной и Западной Европы. У населения происходит генетический сдвиг к Центральной и Северной Европе, влияние Восточного Средиземноморья и Ближнего Востока продолжает ослабевать.

«Это удивительно, как на протяжении нескольких веков, генетическая структура популяции меняется, отражая изменения, происходящие в политическом устройстве Рима», — говорит Джонатан Притчард из Стэнфордского университета, один из ведущих авторов статьи. Он подчеркнул, что даже в античности Рим был плавильным котлом разных культур.

Источники

Antonio M.L., et al. // Ancient Rome: A genetic crossroads of Europe and the Mediterranean // Science. 2019, 366, 6466, 708-714; DOI:  10.1126/science.aay6826

Lizzie Wade. // Immigrants from the Middle East shaped Rome. // Science, 2019: 366, 6466, 673; DOI:  10.1126/science.366.6466.673

Ancient Romans' Genetic Ancestry Revealed in New Study

Добавить в избранное

Вам будет интересно