При беременности мРНК-вакцины против COVID-19 эффективнее аденовирусных

В США сравнили эффективность мРНК-вакцин от Moderna и Pfizer и аденовирусной вакцины от Johnson & Johnson у беременных женщин. Ожидаемо, мРНК-вакцины индуцируют самые высокие титры антител, в то же время тип вакцины не влияет на передачу иммунитета от матери к плоду. Если женщина вакцинирована в первом или втором триместрах, к моменту родов титр антител в пуповинной крови выше, чем в материнской.

Credit:
123rf.com

Серия недавних исследований продемонстрировала, что вакцинация против COVID-19 при беременности может защитить не только мать, но и будущего ребенка, обеспечивая новорожденных иммунитетом через плаценту, и не вызывает осложнений (подробнее на PCR.NEWS). Однако мало что известно о влиянии типа вакцины и срока беременности к моменту вакцинации на защиту матери и новорожденного.

Чтобы изучить этот вопрос, ученые из США провели исследование на когорте, включающей 158 женщин. Во время беременности женщины были привиты одной из трех вакцин: Moderna (61 участница), Pfizer (69 участниц) или Johnson&Johnson (28 участниц). Титр антител после мРНК-вакцин был значительно выше, чем после аденовирусной от Johnson&Johnson. Более того, мРНК-вакцины сильнее индуцировали антителозависимые фагоцитоз и активацию NK-клеток. Интересно, что иммунная реакция на S-белок положительно коррелировала с последующим иммунным ответом на различные штаммы коронавируса. Тем не менее уровни нейтрализующих антител против омикрона во всех трех случаях была статистически неразличимыми.

Передаваемый от матери иммунитет также зависел от типа вакцины. В образцах крови из пуповины титры S-специфических антител и их функциональная активность были выше после мРНК-вакцин. Интересно, что титр антител в пуповинной крови также коррелировал с иммунным ответом на штаммы альфа, бета, дельта и гамма. Эффективность переноса антител была ниже у женщин, получивших вакцину от Johnson&Johnson, однако все три вакцины сделали возможным перенос иммунологически активных специфических антител в пуповинную кровь. Таким образом, обогащение плаценты антителами — общее свойство для всех трех вакцин.

Затем ученые рассмотрели зависимость иммунного ответа и переноса антител от сроков вакцинации. Анализ не выявил статистически значимой разницы между функциональными ответами после вакцинации , выполненной в первом, втором или третьем триместре. Тем не менее для каждой вакцины ученые определили параметры иммунного ответа, различающиеся в зависимости от периода вакцинации. Например, у женщин, получивших вакцину Moderna в третьем триместре, было повышенное содержание антител IgA и IgG2 против вариантов вируса альфа и бета, а также более активный антителозависимый фагоцитоз.

Но интересно, что срок вакцинации влиял на перенос иммунитета. Титры антител против S-белка в пуповинной крови были выше, чем у матери к моменту родов, если вакцинация проводилась в первом и втором, но не в третьем триместре. Вероятно, более активный перенос компенсирует падение титра антител с течением времени после вакцинации: абсолютный титр антител в пуповинной крови был ниже, если женщина была вакцинирована в первом триместре, по сравнению со вторым и третьим. Авторы предполагают, что иммунный ответ и матери, вакцинированной в начале беременности, и новорожденного может быть усилен третьей дозой вакцины против COVID-19 в третьем триместре.

Источник

Caroline G. Atyeo, et al. Maternal immune response and placental antibody transfer after COVID-19 vaccination across trimester and platforms. 2022. DOI: 10.1038/s41467-022-31169-8

Добавить в избранное

Вам будет интересно