Флавинмононуклеотид может стать новым препаратом для терапии меланомы

Российские ученые предложили рибофлавин (витамин B2) в качестве перспективного препарата для фотодинамической терапии меланомы. Это вещество имеет тенденцию к накоплению в клетках меланомы и может эффективно ингибировать ее рост и метастазирование при фотоактивации.

Изображение:

Мышь с ксенографтом меланомы. На врезке — фотолюминесценция флавинмононуклеотида. | Фото из статьи распространяется по Creative Commons Attribution 4.0

Меланома — одна из самых агрессивных форм рака с высокой способностью к метастазированию. Для ее лечения применяются различные методы, в том числе фотодинамическая терапия, основанная на активации находящегося в клетке фотосенсибилизатора, который способствует образованию активных форм кислорода (АФК) и повреждению клеточных мембран. Однако фотосенсибилизаторы, применяемые для терапии, склонны к фотодеградации, а возможность повторного введения, как правило, ограничена их системной токсичностью.

Ученые из Федерального НИЦ «Кристаллография и фотоника» РАН, Института биоорганической химии им. М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН, Первого МГМУ им. И М.Сеченова и НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина исследовали перспективы применения рибофлавина для фотодинамической терапии меланом. Флавинмононуклеотид (ФМН) — продукт метаболизма рибофлавина, растворимый в воде, практически не токсичен даже в высоких концентрациях и имеет пик поглощения на длине волны 450 нм. Работа проводилась на опухолевых (меланома человека и мыши) и здоровых (кератиноциты и фибробласты кожи человека) клеточных линиях, а также на мышиной модели.

Было показано, что ФМН имеет тенденцию к адресному накоплению в клетках меланомы и обладает фототоксичностью, причем как за счет генерации АФК, так и за счет продуктов фотораспада. Облучение синим светом ингибировало рост клеток меланомы в культуре, а также замедляло рост опухолей у мышей. По словам руководителя работы, заведующего лабораторией лазерной биомедицины ФНИЦ «Кристаллография и фотоника» РАН Евгения Хайдукова: «Несмотря на то, что активация ФМН происходит на сравнительно небольшой глубине — три-четыре миллиметра, он формирует долгоживущие радикалы, которые могут диффундировать в более глубокие слои опухоли и усиливать терапевтический эффект».

«Другим крайне обнадеживающим результатом является то, что мы видим стимуляцию собственного иммунного ответа организма при облучении опухоли. Мы моделировали систему, в которой у мыши есть две опухоли, и при облучении одной из них мы отмечали ингибирование роста другой, что, как мы полагаем, может быть связано с активацией собственного иммунного ответа. Это очень важно, так как меланома является метастазирующим раком, и не всегда можно обеспечить резекцию опухолевой ткани. В этом плане наша технология представляется крайне перспективной, хотя требуется провести еще достаточно много дополнительных исследований», — рассказывает Евгений.

Важные достоинства рибофлавина как потенциального препарата для терапии меланомы — его доступность и изученность с точки зрения практического применения. Это может значительно облегчить внедрение разрабатываемой технологии в медицинскую практику. «Теперь одна из основных проблем — доказать активность рибофлавина уже не в отношении опухолей мыши, а в более приближенных к реальности условиях, — говорит Евгений Хайдуков. — Медицинские технологии развиваются в рамках существующего стандарта лечения, и новая технология должна хорошо интегрироваться в существующие протоколы, к которым относятся резекция опухолевой ткани и последующее облучение».

Источник

R.A. Akasov et al. // Photodynamic therapy of melanoma by blue-light photoactivation of flavin mononucleotide // Scientific Reports, 2019, 9, 9679; DOI:  10.1038/s41598-019-46115-w

Добавить в избранное

Вам будет интересно