Оценены риски синдрома Гийена – Барре и тромбоза синусов мозговой оболочки после вакцины против COVID-19

Авторы двух публикаций в журналах группы JAMA рассматривают данные национальной системы отчетности США о побочных эффектах вакцин: случаи синдрома Гийена — Барре и тромбоза синуса твердой мозговой оболочки после прививки однокомпонентной аденовирусной вакциной Ad26.COV2.S (Janssen/Johnson&Johnson). Частота обоих осложнений крайне низкая — сотни или десятки случаев на десятки миллионов доз вакцины, однако зарегистрировано статистически значимое повышение по сравнению с допандемическим уровнем.

Credit:
123rf.com

В национальной системе отчетности о побочных эффектах вакцин США (VAERS) с февраля по июль 2021 года было зарегистрировано 130 случаев предполагаемого синдрома Гийена — Барре (СГБ) после получения однодозовой вакцины Ad26.COV2.S (Janssen/Johnson&Johnson) против COVID-19. Управление по контролю пищевых продуктов и лекарств США (FDA) выявило незначительное, но статистически достоверное повышения риска. В июле FDA выпустило предупреждение об этом. В октябре данные исследования были опубликованы в журнале JAMA.

Синдром Гийена — Барре (СГБ, острый полирадикулоневрит) — аутоиммунное заболевание, проявляющаяся вялыми парезами (мышечной слабостью), нарушениями чувствительности, вегетативными расстройствами, а также болями в спине, плечевом и тазовом поясе. Возможна смерть от дыхательной недостаточности, однако при использовании современных методов терапии частота летальных исходов не превышает 3–5% от всех случаев СГБ.

Отчеты в VAERS представляют клиницисты, сами вакцинированные или их опекуны, производители вакцин и другие заинтересованные стороны. Аналогичные данные по безопасности собираются и по другим вакцинам.

На 24 июля 2021 года было зафиксировано 130 сообщений о предполагаемом СГБ после вакцинации Ad26.COV2.S. Средний возраст заболевших — 56 лет; 111 человек (86,0%) были моложе 65 лет; мужчин среди заболевших было 77 (59,7%). Среднее время до появления СГБ после вакцинации составляло 13 дней (межквартильный размах, то есть средние 50% — 10–18 дней), при этом в 105 случаев (81,4%) симптомы появились не позднее 21-го дня, в 123 случаях (95,3%) — не позднее 42-го дня. В 121 случае отмечены серьезные симптомы, зарегистрирован один летальный исход у 57-летнего мужчины.

К этому времени в США было введено приблизительно 13 209 858 доз вакцины Ad26.COV2.S. Таким образом, частота СГБ составляет приблизительно 1 на 100 000 доз.

В клиническом исследовании вакцины наблюдался один случай СГБ в вакцинированной группе и один — в группе плацебо (в каждой группе было более 21 000 человек). Поэтому данные по вакцинированным необходимо сравнивать с фоновым риском для популяции.

Средний фоновый уровень этого-заболевания в различных возрастных группах оценивается как 1,2—2,4 на 100 000 человеко-лет. По данным 2012 года, заболеваемость СГБ увеличивается примерно на 20% каждые 10 лет, примерно двум третям случаев предшествует желудочная или респираторная инфекция, и мужчины почти в два раза чаще страдают от этого заболевания, чем женщины.

Расчет дополнительного риска, создаваемого вакциной, довольно сложен. В наихудшем сценарии для лиц старше 18 лет абсолютный рост по сравнению с фоновым составил 6,36 на 100 000 человеко-лет. Это крайне незначительное повышение, если учесть относительную краткость периода наблюдения и то, что после 40 дней риск стремится к нулю. Тем не менее полученные данные указывают на статистически значимую проблему безопасности вакцины Ad26.COV2.

Абсолютный риск СГБ как в фоновой популяции (1-2 на 100 000 человеко-лет), так и после вакцинации Ad26.COV2.S (130 сообщений на ≈13 миллионов доз) чрезвычайно мал и намного ниже, чем риск COVID-19, который на 31 августа 2021 года стал причиной 647 492 летальных исходов в США, подчеркивают авторы статьи.

Связь с СГБ была показана для вакцины против свиного гриппа 1976 года, для других вакцин такой связи не обнаружено. По состоянию на 27 июня 2021 года более 200 случаев СГБ после вакцины ChAdOx1 nCoV-19 (Oxford/AstraZeneca) COVID-19 зарегистрировано в EudraVigilance, системе сообщений о нежелательных явлениях Евросоюза, и Европейское агентство по лекарственным средствам (ЕМА) предупреждает о незначительно повышенном риске. В США эта вакцина не используется.

Другая группа осложнений, повышенный риск которых ассоциируют с аденовирусными вакцинами, — образование тромбов в нескольких кровеносных сосудах (диссеминированное внутрисосудистое свертывание, ДВС), или образование сгустков крови в сосудах, отводящих кровь из мозга (тромбоз синусов твердой мозговой оболочки, ТСТМО).

Авторы письма, опубликованного в JAMA 1 ноября, сравнили частоту ТСТМО после вакцинации Ad26.COV2.S с частотой ТСТМО в популяции до пандемии. Они идентифицировали все случаи ТСТМО в округе Олмстед, штат Миннесота, с 1 января 2001 года по 31 декабря 2015 года, затем сравнили частоту ТСТМО после вакцинации Ad26.COV2.S с частотой до пандемии, чтобы оценить повышение риска.

С 2001 по 2015 гг у 39 жителей округа Олмстед развился острый эпизод ТСТМО. В общей сложности 29 пациентов, или 74,4%, имели предрасполагающий фактор риска (инфекция, активный рак, для женщин — прием оральных контрацептивов) в течение 92 дней до события. Средний возраст постановки диагноза составлял 41 год (от 22 до 84 лет); женщин среди заболевших было 22 (56,4%). Общая частота ТСТМО с поправкой на возраст и пол составила 2,34 на 100 000 человеко-лет.

По состоянию на 7 мая 2021 года в США было введено 8,7 млн доз вакцины Ad26.COV2.S; в VAERS сообщили о 46 потенциальных случаев ТСТМО, произошедших в течение 92 дней после вакцинации Ad26.COV2.S. Восемь событий исключили, так как сообщения о них дублировались или они не были объективно диагностированы.

Двадцать семь из 38 случаев ТСТМО после вакцинации Ad26.COV2.S (71,1%) произошли у женщин. Средний возраст пациентов составлял 45 лет (от 19 до 75 лет). Среднее время от вакцинации до диагноза — 9 дней, однако 31 из 38 случаев CVST (81,6%) произошел в течение 15 дней, 36 (94,7%) — в течение 30 дней.

Согласно этим данным, частота случаев ТСТМО у вакцинированным женщин в 5,1 раза повысилась по сравнению с допандемическим показателем. Риск был самым высоким среди женщин в возрасте 40–49 лет, за ними идет возрастная группа 30–39 лет.

Общий уровень заболеваемости ТСТМО после вакцинации Ad26.COV2.S, по оценке авторов статьи, составил около 8,65 на 100 000 человек-лет в течение 15 дней после вакцинации, но это значение закономерно снижалось при увеличении периода наблюдения — 5,02 через 30 дней, 1,73 через 92 дня. Пятнадцатидневный промежуток, очевидно, является периодом наибольшего риска, отмечают авторы.

Для грамотной оценки рисков необходимо понимать, что COVID-19, как и другие тяжелые инфекционные заболевания, значительно повышает вероятность развития синдрома Гийена — Барре и ТСТМО. Таким образом, вакцинация в эпидемиологически неблагополучной обстановке не увеличивает, а уменьшает риск для индивида.

Источники

Emily Jane Woo, et al. Association of Receipt of the Ad26.COV2.S COVID-19 Vaccine With Presumptive Guillain-Barré Syndrome, February-July 2021 // JAMA. 2021;326(16):1606-1613. DOI:  10.1001/jama.2021.16496

Aneel A. Ashrani, et al. Age- and Sex-Specific Incidence of Cerebral Venous Sinus Thrombosis Associated With Ad26.COV2.S COVID-19 Vaccination // JAMA Internal Medicine. Published online November 1, 2021. DOI:  10.1001/jamainternmed.2021.6352

Добавить в избранное

Вам будет интересно