Потеря обоняния при COVID-19 зависит от замены одного нуклеотида

Исследовательская группа компании 23andMe проанализировала геномы людей, переболевших COVID-19, и выявила однонуклеотидный полиморфизм, ассоциированный с потерей запаха и вкуса. Он находится в интроне перекрывающихся генов UGT2A1 и UGT2A2, белковые продукты которых участвуют в удалении молекул пахучих веществ с обонятельных рецепторов.

Credit:
microgen | 123rf.com

Потеря запаха и вкуса — частый симптом при COVID-19, но его биологический механизм пока неясен. Так, на сирийских хомячках было показано, что SARS-CoV-2 поражает обонятельные реснички и клетки обонятельного эпителия, но не обонятельные нейроны. Кроме того, страдают вспомогательные обонятельные клетки, которые вовлечены в передачу ольфакторных сигналов.

Ученые компании 23andMe провели полногеномный поиск ассоциаций, чтобы определить генетические варианты, связанные с повышенным риском потери запаха и вкуса при COVID-19. В выборку вошли 69 841 человек, переболевших COVID-19, 68% из которых сообщили о потере запаха и/или вкуса. В рамках исследования разницу между этими двумя симптомами не учитывали. Оказалось, что симптомы более распространены у женщин, чем у мужчин (72% и 61% соответственно). Интересно, что потеря запаха и вкуса была характерна для более молодых людей. Средний возраст людей с этими симптомами составил 41 год, а без них — 45 лет. Кроме того, симптомы оказались значимо более частыми у людей европейского происхождения, чем африканского или азиатского.

Авторы работы обнаружили единственную значимую однонуклеотидную замену rs7688383 (вариация C/T) в локусе chr4q13.3. Вариант C соответствует низкому риску потери запаха и вкуса, вариант T — повышенному риску. Ни анализ отдельных популяций, ни метаанализ не выявили других статистически значимых однонуклеотидных замен.

Проверка 1 300 фенотипов из базы 23andMe показала, что однонуклеотидная замена rs7688383 ассоциирована с четырьмя фенотипическими проявлениями. Два из них связаны со способностью чувствовать запахи, один — со вкусовыми предпочтениями при выборе мороженого и еще один — с употреблением табака.

В пределах 150 Кб от замены расположены четыре гена: UGT2A1, UGT2A2, UGT2B4, SULT1B1. Сама замена находится в интроне перекрывающихся генов UGT2A1 и UGT2A2. Эти гены кодируют два белка, образующихся при альтернативном сплайсинге одной и той же последовательности. Функции UGT2A1 и UGT2A2 также свидетельствуют в пользу их возможной связи с развитием симптомов. Их белковые продукты принадлежат к семейству уридиндифосфатгликозилтрансфераз — ферментов, расщепляющих липофильные субстраты путем их конъюгации с глюкуроновой кислотой. Ранее в исследованиях на животных было показано, что эти белки участвуют в расщеплении пахучих веществ, связавшихся с обонятельными рецепторами.

Авторы подчеркивают, что они не разделяли случаи потери запаха и потери вкуса. Есть вероятность, что за этими двумя симптомами стоят разные механизмы.

Источник

Shelton, J.F., et al. The UGT2A1/UGT2A2 locus is associated with COVID-19-related loss of smell or taste. // Nature Genetics, published 17 January 2022; DOI: 10.1038/s41588-021-00986-w

Добавить в избранное

Вам будет интересно