В бронзовом веке Кавказ был не только барьером, но и мостом между популяциями

Изучив ДНК 45 древних индивидов с территории Кавказа, специалисты показали, что в энеолите и бронзовом веке существовал генетический барьер между населением собственно Кавказа и прилегающих к нему степей. В то же время популяции Северного и Южного Кавказа были генетически более близки между собой, чем сегодня.

Расположение исследованных древних геномов на карте. Пунктирная линия обозначает условную границу между группами кластеров «Кавказ» (желтые, оранжевые и красные символы) и «Степь» (синие и голубые символы)
Изображение:
Creative Commons Attribution 4.0 International License. Prepared by S. Reinhold and D. Mariaschk based on freely available geological and vegetation GIS-data from https://www.usgs.gov/https://www.naturalearthdata.com/ and modified after Stone, T.A., and P. Schlesinger. 2003. RLC Vegetative Cover of the Former Soviet Union, 1990. ORNL DAAC, Oak Ridge, Tennessee, USA. https://doi.org/10.3334/ORNLDAAC/700.

Международный коллектив генетиков и археологов с участием и российских специалистов исследовал генетическую историю Кавказа путем анализа ДНК 45 древних индивидов. Работу координировали сотрудники Института наук об истории человека Общества Макса Планка (Йена, Германия). Авторы попытались проследить, как формировался генетический ландшафт Кавказа, с какими регионами и в какое время он был связан миграциями населения.

Регион Кавказа интересен тем, что интенсивно заселялся еще в верхнем палеолите, о чем говорят данные археологии. В неолите, начавшемся здесь около 6000 лет назад, Кавказу отводят роль важного источника природных ресурсов для растущей экономики Месопотамии. Современное население Кавказа отличается большим генетическим и языковым разнообразием. Кавказские горы, и главным образом Большой Кавказский хребет рассматривают как генетический барьер — в широком смысле между евразийскими степями и Ближним Востоком, а в узком смысле между популяциями Северного и Южного Кавказа.

В работе проведен полногеномный анализ ДНК 45 древних индивидов, проживавших на Кавказе от неолита до позднего бронзового века (6500–3500 лет назад). В их геномах изучили 1,2 млн однонуклеотидных полиморфизмов (SNP).

Первая выявленная закономерность состояла в том, что изученные образцы по степени их генетического сходства разделились на две группы, которые авторы условно назвали кластерами «Степь» и «Кавказ». Первые оказались генетически близки к ранее изученным древним геномам зоны степей, а вторые — к современным популяциям Южного Кавказа и древним индивидам бронзового века из Армении. На представленной карте образцы кластера «Степь» показаны синими и голубыми кружочками, а образцы кластера «Кавказ» — желтыми, оранжевыми и красными квадратиками; граница между ними обозначена пунктирной линией. Видно, что граница эта условная, и часть представителей степного кластера проживала в предгорьях по соседству с представителями кластера «Кавказ».

Интересно, что кластеры «Степь» и «Кавказ» четко различались между собой по отцовским линиям наследования (по спектру гаплогрупп Y-хромосомы), но практически не отличались по материнским линиям — по спектру гаплогрупп митохондриальной ДНК.

Когда исследователи разложили исследуемые геномы на компоненты, унаследованные ими от предков, выяснилось, что более половины в геномах обоих кластеров составляет компонент кавказских охотников-собирателей. В кластере «Степь» значителен также генетический вклад западноевропейских охотников-собирателей, а в кластере «Кавказ» — вклад ранних неолитических земледельцев из Анатолии.

К удивлению специалистов, в геномах носителей степной майкопской культуры бронзового века обнаружились географически удаленные генетические компоненты: охотников-собирателей верхнего палеолита из Сибири и даже коренных американцев.

Обсуждая результаты, авторы статьи приходят к нескольким выводам относительно генетической истории Кавказа. В то время как сегодня население Северного и Южного Кавказа генетически различно, в бронзовом веке ситуация была иной. Исследователи обнаружили, что индивиды из захоронений в курганах северных предгорий Кавказа генетически близки к древним индивидам из южных регионов (Армения, Грузия, Иран). Иначе говоря, в то время горы Кавказа были не столько барьером, сколько мостом, связывающим разные популяции и, вероятно, здесь шел обмен культурными и технологическими инновациями.

Работу прокомментировал один из российских соавторов, д.б.н. Олег Балановский, зав. лабораторией геногеографии Института общей генетики РАН:

— В современном населении этого региона мы знаем два генетических барьера: один разделяет совершенно непохожие генофонды Кавказа и степей-лесостепей Восточной Европы, второй, уже не столь яркий, разделяет сам Кавказ на северную и южную половины. Исследование множества древних образцов показало, что первый барьер существовал уже 6,5 тысяч лет назад, а второго даже 3,5 тысячи лет назад еще не существовало. Но поскольку генофонд ямной и других культур является смесью кавказского и восточноевропейского генофонда, первый барьер был все же преодолен смешением, хотя задолго до самой ямной культуры. Этот барьер был преодолен и во второй раз: где-то в интервале от 3,5 тысяч лет назад до современности поток генов из степи достиг Северного Кавказа, но не перевалил через Большой Кавказский хребет, тогда-то этот хребет и стал границей между разными генофондами: возник второй барьер.

Но самое поразительное, что первый барьер, не совпадающий ни с горной, ни с водной преградой — всего лишь граница между «почти степью» (предгорьями) и «самой степью» — что эта граница между контрастными генофондами существует уже по меньшей мере семь тысяч лет.

Источник

Wang Ch-Ch. et al. // Ancient human genome-wide data from a 3000-year interval in the Caucasus corresponds with eco-geographic regions // Nature Communications.  (2019) 10: 590. DOI: 10.1038/s41467-018-08220-8
Добавить в избранное

Комментарии

Вам будет интересно