Выявлены бактериальные биомаркеры бессонницы

Китайские исследователи изучили связь хронической бессонницы, кардиометаболических заболеваний и кишечной микробиоты. Они выявили два бактериальных биомаркера бессонницы и показали их обратную связь с рисками развития кардиометаболических заболеваний, которая, вероятно, опосредована изменением уровней желчных кислот.

Credit:
123rf.com

От хронической бессонницы страдает 10–20% всего населения. Исследования показали, что хроническая бессонница связана с повышенным риском развития кардиометаболических заболеваний (cardiometabolic diseases, CMD), таких как диабет 2 типа и сердечно-сосудистые заболевания. Однако механизм этой связи не до конца понятен.

Известно, что у микробиоты кишечника есть циркадные ритмы, которые связаны с циркадными ритмами организма-хозяина. Нарушения сна могут влиять на состав и функции микробиоты. В свою очередь, дисбиоз ассоциирован с развитием CMD и влияет на метаболизм. Прерывание сна у мышей вызвало нарушение состава микробиоты и изменение состава желчных кислот. Ученые из Китая предположили, что ось кишечная микробиота — желчные кислоты связывает хроническую бессонницу с CMD.

Они проанализировали данные 1809 участников исследования Guangzhou Nutrition and Health. Выявленные ассоциации валидировали на 6122 участниках проекта Guangdong Gut Microbiome. В обеих когортах исследовали микробиом кишечника, собрали информацию о бессоннице, CMD и факторах риска. У 954 участников также проанализировали метаболом желчных кислот.

Альфа-разнообразие микробиоты у участников с бессонницей было значительно ниже, чем у здоровых людей. У них также был изменен состав микробиоты. Так, Ruminococcaceae UCG-002 и Ruminococcaceae UCG-003 были идентифицированы как биомаркеры бессонницы — у людей с бессонницей этих бактерий было меньше. Наблюдения подтвердили на обоих когортах. Для людей с проблемами со сном также были характерны более высокие уровни мурохолевой и норхолевой кислот и более низкие уровни изолитохолевой, литохолевой и урсодезоксихолевой кислот. Ruminococcaceae UCG-002 и Ruminococcaceae UCG-003 также были ассоциированы с уровнями этих желчных кислот. Таким образом, бессонница значительно влияет на ось кишечная микробиота — желчные кислоты.

Отмеченные биомаркеты также были ассоциированы с CMD. Так, Ruminococcaceae UCG-002 был связан со снижением риска метаболического синдрома на 24%, диабета 2 типа — на 22% и дислипидемии — на 13%. Также была показана связь уровня желчных кислот с метаболическим синдромом и диабетом 2 типа. Результаты, полученные на первой когорте, подтвердили на валидационной когорте.

Метаанализ с участием обеих когорт подтвердил значительную обратную связь между Ruminococcaceae UCG-002 и Ruminococcaceae UCG-003 и рисками развития метаболического синдрома, диабета 2 типа, дислипидемии и коронарной болезни сердца. При этом мурохолевая и норхолевая кислоты опосредовали связь микробных биомаркеров и метаболического синдрома, а изолитохолевая — связь биомаркеров и риска диабета 2 типа. Анализ также выявил связь между потреблением чая и метаболическими изменениями, ассоциированными с бессонницей, но авторы не смогли подтвердить или объяснить эту зависимость.

Таким образом, хроническая бессонница ассоциирована со структурой и составом кишечной микробиоты. Бессонница обратно связана с уровнями Ruminococcaceae UCG-002 и Ruminococcaceae UCG-003, а они, в свою очередь, обратно связаны с риском CMD, и эту ассоциацию могут опосредовать желчные кислоты.

Источник

Zengliang Jiang, et al. The gut microbiota-bile acid axis links the positive association between chronic insomnia and cardiometabolic diseases // Nature Communications, 13, 3002 (2022), published May 30, 2022, DOI: 10.1038/s41467-022-30712-x

Добавить в избранное

Вам будет интересно