Генетики реконструировали семейную историю епископа Педера Винструпа

Анализ ДНК показал, что человеческий плод, обнаруженный в гробу шведского епископа 17 века Педера Винструпа, может быть его внуком — мертворожденным потомком сына.

Кафедральный собор Лунда — место захоронения епископа Педера Винструпа.

Credit:  tomtsya | 123rf.com

Генетики разгадали секрет необычного захоронения шведского епископа Педера Винструпа. Статья специалистов из Стокгольмского и Лундского университетов и Национального исторического музея (Швеция) с результатами этой работы опубликована в Journal of Archaeological Science.

Педер Винструп (1606–1679), известный своими деяниями в области не только церкви, но и науки Дании и Швеции, был похоронен в фамильном склепе в кафедральном соборе города Лунда. В 2012 году было принято решение перенести останки епископа в другое место, чтобы дать возможным ученым их исследовать. Так, в его мумифицированных останках найдена туберкулезная палочка, и это помогло ученым реконструировать 2000-летнюю историю распространения туберкулеза.

При исследовании тела обнаружилось неожиданное обстоятельство: епископ в своем гробу находился не один. Внутри гроб был выложен травяной подстилкой, на ней, на шелковой подкладке и двойной подушке, покоилось тело епископа. Под его правой голенью ученые обнаружили маленький сверток, спрятанный внутри травяной подстилки. Внутри свертка нашли человеческий плод. Возникли дискуссии о том, имеет ли этот плод какое-то отношение к епископу.

В новой работе мумифицированное тело Педера Винструпа и найденный в его гробу плод сначала исследовали с помощью компьютерной томографии. Она показала, что епископ страдал от множества болезней, включая туберкулез, атеросклероз, желчные камни и кариес. По результатам томографии, возраст плода соответствует пяти-шести месяцам внутриутробного развития.

ДНК извлекали из образцов костного материала и мягких тканей правого бедра епископа и левого бедра плода. Образцы содержали как костную ткань, так и мягкие ткани. Для двух индивидов ученые составили четыре геномные библиотеки и секвенировали их дважды. Из костных фрагментов выделилась ДНК лучшего качества, чем из мягких тканей, так что для дальнейшей работы использовали первую. В итоге оба ядерных генома секвенировали с покрытием 0,7х, а мтДНК епископа и плода — с покрытием 9486.55x и 745.76x соответственно.

Ученые проанализировали полученные данные методом главных компонент. Анализ в контексте разных популяций Евразии показал, что оба индивида генетически близки друг другу и попадают в пределы генетического разнообразия современных норвежцев и исландцев. Оба индивида были мужского пола. Их мтДНК принадлежала к разным линиям: H3b7 у епископа и U5a1a1 у плода. Это сразу исключало их родство по материнской линии. При этом по номенклатуре ISOGG они имели одну и ту же Y-хромосомную гаплогруппу R1b1a1a2a1a2. В соответствии же с номенклатурой PhyloTree Y, епископ был носителем линии R-Z274*, а плод — линии R-DF17, которая является дочерней сублинией R-Z274*. То есть гаплогруппы не идентичные, но близкие, отличающиеся одной мутацией.

Для проверки на родственные отношения по аутосомному геному ученые использовали программы READ и lcMLkin. Программы предназначены для выявления родства по древним геномам, прочитанным с низким покрытием. Оба метода показали, что епископ и плод были связаны между собой родством второй степени, то есть имели 25% общих генов. В такой степени родства находятся сводные по одному из родителей братья и сестры, бабушки (дедушки) и внуки, дяди (тети) и племянники.

Чтобы уточнить полученный результат, генетики обратились к биографии и генеалогии епископа Винструпа. В браке с Анной Марией Баден у него было пятеро детей, из которых трое достигли взрослого возраста: две дочери, Анна Катарина и Анна Мария, и один сын Педер. Брат Педера Винструпа Элиас умел молодым и не имел детей. Это означает, что у епископа не было племянника. Анна Катарина умерла за год до смерти епископа. Анна Мария вышла замуж за Каспера фон Бонена и могла быть матерью плода из гроба Педера Винструпа только в том случае, если у ее мужа была такая же гаплогруппа. Но эту гипотезу невозможно проверить.

Остается сын Педер. Он женился, но про его детей ничего не известно. Вероятно, выживших детей у него не было, и с его смертью род Винструпов прервался. Судя по анализу ДНК, плод в гробе епископа, наиболее вероятно, был его мерворожденным сыном, то есть внуком епископа. Плод могли положить в гроб епископа через какое-то время после похорон, поскольку родственники имеют доступ к фамильному склепу. Возможно, это был акт символического продолжения мужского рода.

Источник

Maja Krzewińska, et al. // Related in death? A curious case of a foetus hidden in bishop Peder Winstrup’s coffin in Lund, Sweden. // Journal of Archaeological Science, Available online 3 April 2021; DOI: 10.1016/j.jasrep.2021.102939

Добавить в избранное

Вам будет интересно