Тест на онкогенные мутации генов BRCA от компании 23andMe малоинформативен?

Одобренный FDA тест 23andMe, который выявляет три распространенных варианта генов BRCA1 и BRCA2, связанных с повышенным риском рака молочной железы и яичников, дает отрицательный результат почти для 90% носителей других мутаций BRCA.

Изображение
nevodka | Shutterstock.com

Ориентированный на потребителя (direct-to-consumer, DTC) тест 23andMe Health + Ancestry, среди прочего, выявляет три распространенных варианта генов BRCA1 и BRCA2, связанных с повышенным риском рака молочной железы и яичников. Эта услуга в марте 2018 года получила одобрение Управления по надзору за качеством продуктов и медикаментов США (FDA).

Конечно, этот тест не единственный на рынке, есть много других, но преимущество теста 23andMe в его доступности (закажи тест по Интернету, отправь образец по почте, получи результат) и относительно невысокой цене. Однако исследование, проведенное компанией Invitae, показало, что тест 23andMe не выявляет около 90% носителей других мутаций BRCA, и даже среди клиентов, которые указали, что являются евреями ашкенази (группа риска по мутациям, входящим в тест 23andMe), у 20% тест пропускает потенциально опасные мутации BRCA. Компания Invitae предлагает множество панелей риска рака, включающих гены BRCA, какие именно использовались в исследовании, не сообщается.

Результаты представил 4 апреля 2019 года на ежегодном собрании Американского колледжа медицинской генетики и геномики Эдвард Эсплин, специалист по клинической генетике в Invitae. Целью исследования, как он отметил, была не критика 23andMe и ее услуг, а оценка клинической полезности скрининга с помощью тестов DTC. По его словам, разрешение FDA «больше похоже на предупреждение, чем на одобрение»: тест выявляет три мутации в генах BRCA, но известно более 1000 других потенциально онкогенных мутаций BRCA, поэтому отрицательный результат не гарантирует нулевого риска.

Компания 23andMe подвергалась жесткой критике из-за этого теста: многие эксперты заявляли, что отрицательный результат создает у людей ложное чувство защищенности. «Мы не испуганы, — сказала Лиза Шлагер, вице-президент по общественным делам FORCE — организации, которая помогает лицам с наследственными онкологическими заболеваниями. — Мы обеспокоены путаницей и непониманием, действительно ли у человека отрицательный результат (…) Мы имеем в виду, что если вы собираетесь пройти тестирование по BRCA, и у вас нет известной мутации в семье, то рациональным выбором будет более широкое тестирование». Еще более резко высказалась Мэри-Клэр Кинг из Вашингтонского университета, в свое время обнаружившая связь между геном BRCA1 и семейными случаями рака молочной железы: «Я больше не хочу видеть, как женщины умирают от рака яичников и молочной железы, — говорит Кинг. — [Тест от 23dMe] увеличит вероятность этого, а не уменьшит».

Представители компании 23andMe отвечали, что клиентам подробно объяснены ограничения теста и лучше узнать о своем статусе по трем вариантам, чем ни по одному. Однако до сих пор не было данных о том, у какого процента людей, получивших отрицательные результаты, все же могут быть гены риска.

Результаты, представленные Эсплином, — предварительные, это данные почти 125 000 человек, прошедших диагностическое тестирование на риск онкологических заболеваний в Invitae, среди них 119 300 — из-за личной или семейной истории рака, 5200 — без показаний, только из-за беспокойства о своем здоровье, а также 100 пациентов, которые были направлены в Invitae для подтверждающего тестирования с положительными результатами теста DTC от 23andMe и других компаний (не только на BRCA). В исследовании участвуют сотрудники Института рака Дана-Фарбер, Йельского университета и Джорджтаунского университета. В дальнейшем планируется провести анализ данных более чем 200 000 человек, протестированных Invitae, с учетом клинической информации об этих пациентах.

В группе людей со случаями рака в личной или семейной истории 11% имели патогенную или вероятно патогенную мутацию в гене, связанном с наследственным онкологическим заболеванием, а 89% получили отрицательный результат. Важный момент: из более чем 4700 пациентов, у которых Invitae обнаружили патогенную или вероятно патогенную мутацию в BRCA1 или BRCA2, лишь у 12% была одна из трех мутаций, выявляемых тестом 23andMe, остальные 88% получили бы отрицательный результат, если бы воспользовались этим тестом.

В BRCA-позитивной группе 94% людей, по их собственным словам, не принадлежащих к евреям ашкенази, имели мутацию, не включенную в тест 23andMe. И даже среди тех, кто относил себя к этой этнической группе, 19% имели другую мутацию.

Среди пациентов, которые не сообщали о раке в личном или семейном анамнезе (предполагается, что тесты 23andMe на BRCA могут быть полезными именно для них, потому что врачи им не рекомендуют скрининг) — также лишь у 12% носителей мутации в BRCA1 или BRCA2 это была одна из трех мутаций, протестированных 23andMe.

Invitae подтвердила положительные результаты тестов DTC (в том числе на BRCA1 или BRCA2) только для половины тех, кто был направлен к ним. Эсплин отметил, что этот результат согласуется с другими данными, опубликованными в прошлом году: вероятность ложноположительных результатов весьма высока. Он подчеркнул, однако, что не все эти люди были клиентами 23andMe, и не менее трети получили свой положительный результат, передав необработанные данные для анализа третьей стороне.

В целом, по словам Эсплина, полученные данные подтверждают, что к предостережениям FDA следует отнестись серьезно: какой бы результат клиент ни получил, подтверждающее тестирование необходимо. Как говорится в абстракте доклада, «возникает вопрос, играет ли хоть какую-то роль DTC-тестирование этих трех мутаций в помощи людям, которые имеют показания для тестирования либо стремятся узнать свои риски».

Добавить в избранное

Комментарии

Вам будет интересно