Новый анальгетик активирует адренергический рецептор вместо опиоидного

Опиоиды, прежде всего морфин, эффективно снимают боль, но при этом могут угнетать дыхание и вызывать привыкание. Международная группа ученых обратила внимание на вещества, взаимодействующие с α2A-адренергическим рецептором, которые тоже облегчают боль. В настоящее время уже существуют препараты, таргетирующие этот рецептор — бримонидин, клонидин и дексмедетомидин. Однако они вызывают сонливость, потому применяются только в отделениях интенсивной терапии. Авторы работы поставили задачу — отделить обезболивающий и седативный эффекты.

Ученые искали химические соединения, которые активируют адренергический рецептор в центральной нервной системе без седативного эффекта. Они просмотрели виртуальную библиотеку более 300 млн молекул в поисках тех, что подходят к рецептору, но при этом не родственны известным препаратам. После серии симуляций выбрали 50 молекул, синтезировали их и протестировали, в результате получили две, подходящие под заданные критерии. Эти две оптимизированные молекулы эффективно уменьшали болевые ощущения у модельных животных, не оказывая при этом седативного эффекта.

Добавить в избранное

Вам будет интересно

04.06.2024
557
0

Intellia Therapeutics сообщает новые результаты фазы 1 клинического исследования экспериментального препарата NTLA-2002 для лечения наследственного ангионевротического отека. Принцип действия препарата основан на CRISPR-редактировании генов in vivo (в организме человека).

Наследственный ангионевротический отек (НАО) — редкое аутосомно-доминантное заболевание, при котором у человека происходят внезапные отеки при стрессах или травмах; приступы могут случаться каждые несколько дней и бывают опасными для жизни. Заболевание вызывают мутации в гене SERPING1 (C1INH), который кодирует ингибитор белка C1 системы комплемента; у больных повышена активность плазменного калликреина и, следовательно, уровень брадикинина, увеличивающего проницаемость сосудов. Мишенью терапии является ген белка-предшественника калликреина KLKB1.

Первые результаты фазы 1–2 (16 недель наблюдения за 10 пациентами после инфузии препарата) были представлены в начале года; подробнее на PCR.NEWS. Тогда сообщалось, что в среднем число приступов у участников уменьшилось на 95%. За последующий период наблюдений у восьми из десяти пациентов приступов не было вообще, включая тех, у кого заболевание протекало в тяжелой форме; у двоих были единичные случаи. На протяжении 20 месяцев наблюдения достигнуто среднее снижение числа приступов до 98% Все пациенты прекратили прием профилактических лекарств, предотвращающих отеки. Самых первых наблюдают уже более двух лет. Уровень калликреина у всех остается низким.

28.05.2024
456
0

AbelZeta Pharma (Китай) и AstraZeneca представят на конгрессе Американского общества клинической онкологии ASCO в начале июня CAR Т-клеточную терапию поздних стадий рака печени, которая вызвала ответ у 50% больных. Разрешенной CAR Т-терапии солидных опухолей пока не существует.

В исследовании участвовало 24 пациента, у 20 были внепеченочные метастазы; медианное количество линий терапии, которые они проходили ранее, — 3,5; 23 пациента получали ингибиторы контрольных точек иммунитета и ингибиторы тирозинкиназы. Эффективность лечения оценили для 22 человек. Размер опухоли снизился у 20, включая новообразования внепеченочной локализации; медианное уменьшение размера — 44% (от 3,4 до 94,4%). Ответ на лечение (objective response rate, ORR) составил 50%; в группе, получившей максимальную дозу, — 57,1% (у 4 из 7).

Мишенью терапии C-CAR031 является белок GPC3, который экспрессируется на поверхности клеток рака печени и практически отсутствует в здоровой ткани. Аутологичные Т-клетки, нацеленные на GPC3, экспрессируют также укороченный, без внутриклеточного домена, рецептор RII цитокина TGFβ (TGFβRII), который блокирует иммуносупрессивное действие этого цитокина в опухолевом микроокружении.

22.05.2024
521
0

Агонисты глюкагоноподобного пептида 1 (GLP-1) — лекарства, одобренные для лечения диабета, которые в последнее время также используются для снижения веса. У пациентов с диабетом выявлена связь между этими препаратами и повышенным риском нежелательных явлений со стороны ЖКТ (патологии желчевыводящих путей, панкреатит, непроходимость кишечника и гастропарез). Однако при диабете риск таких нежелательных явлений изначально повышен, поэтому в когортах пациентов, принимающих эти препараты для снижения веса, он должен исследоваться отдельно.

В октябре прошлого года в JAMA сообщалось, что использование агонистов GLP-1 лираглутида и семаглутида для снижения веса связано со значительно повышенным риском панкреатита, гастропареза и непроходимости кишечника, но не заболеваний желчевыводящих путей. Лираглутид принимали 4144 человека, семаглутид — 613 человек, сравнение проводили с когортой, принимавшей бупропион-налтрексон (654 человека).

На Неделе заболеваний пищеварительной системы (DDW 2024) в Вашингтоне представлены результаты повторного изучения этих данных с более строгими критериями. В частности, авторы включили данные об индексе массы тела пациентов. Вопреки оригинальной публикации, не была обнаружена связь между агонистами GLP-1 и острым панкреатитом или непроходимостью кишечника, но наблюдался некоторый повышенный риск заболеваний желчевыводящих путей и гастропареза.

15.03.2024
537
0

Хронические раневые инфекции — серьезная проблема для здравоохранения. Число вариантов лечения ограничено, в частности, это терапия антибиотиками. Однако антибиотикорезистентность по-прежнему осложняет применение этих методов. Международный коллектив ученых предложил способ обойти эту проблему — они разработали гидрогель, антимикробные свойства которого не связаны с применением антибиотиков.

Исследователи модифицировали метод терапии гидрогелями, активированными гелиевой плазмой. Сделать это им помогла электрохимия — они загружали в гидрогель активные формы кислорода и азота путем обработки геля плазмой либо формирования геля из обработанного плазмой раствора. Сами гидрогелевые пленки, используемые авторами, получены на основе поливинилового спирта. Обработка плазмой усилила электрохимические реакции, в которых вырабатывается перекись водорода (H2O2) — основной антибактериальный компонент гидрогеля — и активные формы азота (RNS). Уже было продемонстрировано, что в таких гидрогелях можно получать перекись водорода в концентрациях 10–350 мкМ, однако теперь ученые добились миллимолярных концентраций H2O2.

Когда такой гидрогель помещают на рану, активные формы кислорода и азота постепенно вымываются из него и действуют на пораженный участок. In vitro полученный гидрогель успешно препятствовал росту распространенных возбудителей хронических инфекций ран — Escherichia coli и Pseudomonas aeruginosa, но слабо сдерживал размножение Staphylococcus aureus.

Также исследователи протестировали разработку на клеточной культуре, помещая гидрогель на кератиноциты и фибробласты. Тесты на биосовместимость показали, что максимальные полученные концентрации действующего вещества были даже слишком велики — они оказывали цитотоксическое действие, — однако исследователи подчеркивают, что при сдерживании инфекции важно препятствовать росту бактериальной культуры, а после «первичной» обработки высокими концентрациями H2O2 с помощью гидрогеля повязку можно сменить на более щадящую.

Авторы работы подчеркивают, что для оценки безопасности и эффективности необходимо протестировать гидрогель in vivo, чтобы выяснить, как влияет на терапию тканевое окружение.

23.01.2024
916
0

Около 425 млн человек в мире страдают диабетом, и примерно 75 млн ежедневно вводят себе инсулин с помощью шприца или помпы. В начале января журнал Nature Nanotechnology опубликовал результаты испытания перорального препарата инсулина на нематодах, мышиных и крысиных моделях диабета, а также на здоровых бабуинах.

Препарат разработали исследователи из Сиднейского университета и Сиднейского медицинского округа в сотрудничестве с коллегами из Университета Тромсё (Норвегия). Молекулы инсулина связаны с квантовыми точками сульфида серебра и защищены от расщепления в ЖКТ оболочкой из сополимера хитозана и глюкозы. Наночастицы всасываются в двенадцатиперстной кишке, разрушаются только ферментами печени и только при высоком уровне сахара в крови. Таким образом, инсулин высвобождается в печени, поступает в кровь и направляется к другим органам и тканям.

Пероральная форма не только удобна для пациента, но и безопасна. Процесс усвоения инсулина подобен физиологическому, когда он вырабатывается в поджелудочной железе и проходит через печень, откуда в нужном количестве поступает в кровь. При этом менее вероятны гипогликемия или переизбыток инсулина в жировой ткани, способствующий увеличению веса, чем при инъекционном введении.

«Испытания на людях начнутся в 2025 году под руководством компании-спинаута Endo Axiom», — говорит Николас Хант из Сиднейского университета, первый автор статьи. «После первой фазы мы узнаем, что [препарат] безопасен для людей, и во второй фазе будем исследовать, как он может заменить инъекции пациентам с диабетом». Исследователи надеются, что пероральный инсулин будет готов к выходу на рынок через два-три года.

Нобелевская премия по химии 2023 года присуждена «за открытие и синтез квантовых точек».