Дети с редактированным геномом в России: гонка за второе место?

Обсуждать возможность переноса эмбрионов с редактированным геномом пока преждевременно.

Комментарий к новости о заявлении Дениса Ребрикова, опубликованной в Nature: «So we are now seeing two number 1 rogue nations pushing this aggressively. Not good». (Использовано изображение Goran Bogicevic, Shutterstock.com)

Заявление Дениса Ребрикова о том, что он может стать вторым ученым в мире, кому удастся создать детей с редактированным геномом, безусловно, не могло не обратить на себя внимание широкого круга специалистов в области молекулярной биологии и генетики. Особо настораживающим фактом является намерение провести эксперимент по переносу в организм матери эмбрионов, подвергшихся геномному редактированию, до конца года. Неужели научное сообщество располагает валидированным инструментом для редактирования генома, с доказанными эффективностью и безопасностью? Или такой инструмент будет создан/одобрен к применению за считанные месяцы?

Для редактирования снова выбран ген CCR5, с целью создания эмбрионов, невосприимчивых к вирусу иммунодефицита человека (ВИЧ). Ребриков планирует использовать технологию редактирования генома эмбрионов в тех случаях, когда у будущей матери имеется резистентность к антиретровирусной терапии (АРТ). Важно отметить, что белок CCR5 отвечает за проникновение в клетку только некоторых штаммов вируса иммунодефицита человека типа 1 (ВИЧ-1). Не все ВИЧ-положительные пациенты инфицированы ВИЧ-1.

Что важнее — быть первым, вторым, третьим… ученым, воплотившим в жизнь идею рождения детей с редактированным геномом, или обоснованная уверенность в безопасности и эффективности предлагаемой методики? Стоит ли гнаться за почетным вторым местом, не предоставив на обсуждение научного сообщества фундаментальные работы, доказывающие безопасность редактирования генома? Желание быть первым привело к очевидной непродуманности пионерской работы китайского ученого Хэ Цзянькуя. При этом планирующийся эксперимент Дениса Ребрикова на фоне громкого заявления остается непрозрачным в вопросах безопасности и эффективности. На текущий момент открытым остается вопрос нецелевых изменений генома при редактировании. Их оценка требует дополнительных работ и не является тривиальной молекулярно-генетической задачей. Кроме того, не все нецелевые изменения генома могут быть детектированы. И даже при наличии полной уверенности, что система редактирования генома работает и является безопасной, можем ли мы гарантировать, что, внося вариант CCR5delta32 в обе копии гена, мы не наносим вред будущему ребенку? Данных о других особенностях здоровья людей с гомозиготным вариантом CCR5delta32 по сравнению с теми, у кого функционирование гена не нарушено, недостаточно.

Резистентность к антиретровирусной терапии — редкое явление. К тому же, если речь о возможности реализации репродуктивного потенциала женщиной с резистентностью к АРТ, то должно предполагаться получение эмбрионов с использованием собственных ооцитов пациентки. Как резистентность к антиретровирусной терапии, а значит, высокие показатели вирусной нагрузки в организме пациентки, может сочетаться с проведением ЭКО? На текущий момент показания и противопоказания к процедуре ЭКО отражены в приказе Министерства здравоохранения РФ N107н. Среди особенностей проведения ВРТ ВИЧ-инфицированной женщине отмечено, что «стимуляцию овуляции целесообразно проводить на фоне лечения антиретровирусными лекарственными препаратами». Можно предположить, что ресурсы невосприимчивой к текущей терапии пациентки будут в первую очередь направлены на попытки подбора эффективной терапии и симптоматическое лечение, а проблемы рождения и воспитания ребенка как минимум на какое-то время уйдут на второй план.

Соотнесение рисков и ограничений планируемого эксперимента по редактированию гена CCR5 с возможной пользой и востребованностью подобной процедуры, на мой взгляд, на текущий момент не в пользу ученых. Последствия редактирования генома должны быть в достаточной мере изучены перед тем, как допускать использование предлагаемой технологии для пациентов. К сожалению, обсуждаемая публикация в Nature может создать у международного научного сообщества представление об отсутствии должного регулирования подобных экспериментов в нашей стране и вседозволенности. В России нельзя выращивать генно-модифицированные сельскохозяйственные культуры. Но, видимо, можно редактировать геномы будущих детей.

Добавить в избранное
Подписаться

Комментарии